Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
16.11.2016 в 22:24
Пишет Шано:

Оригинал взят у в Улица имени Фредерика Фукара в Самаре.
В Октябре 1921 года для борьбы с эпидемиями, были созданы Медико-Санитарные отделы АРА. Штаб Поволжского отдела находился в Самаре, зона контроля: Самарская губерния, часть Симбирской (Сызрань), Царицынская и Астраханская губернии.
Что имеем: Тиф (брюшной, сыпной, возвратный), холеру, малярию, цынгу, дизентерию, сифилис, трахому, скарлатину, туберкулез. Это только массовые заболевания.
В октябре 1921 года у нас не было ничего - ни медикаментов, ни вакцин, ни перевязочных материалов, ни лабораторного оборудования, ни еды для врачей и больных. Многие больницы, особенно в зоне недавних боев, разрушены. И нет главного - нормальной статистики.
С октября Отдел собирает совместно с губздравами хоть какую-то статистику, на которую можно опереться при доставке помощи и планировании "противозаразной кампании".
Первые более-менее вменяемые цифры собрали к декабрю. Тогда же в Самару прибывает доктор Фредерик Фукар (Frederick Foucar) и возглавляет Отдел.
Вот он сидит второй слева:

По центру Уилл Шафрот - шеф Самарского отделения АРА.
Фукар проработает в Самаре до 20 мая 1923 года.
Только прибыв, он с головой ушел в работу. Главы губздравов, особенно глава Самарского Пятаков, забыли что такое выходные и праздничные дни, спокойный сон и личная жизнь.
Уже в январе 1922 года во всех подопечных больницах выдается детское питание, а к февралю кормят и взрослых больных. На ремонт больниц и приемных покоев Фукар выделяет кукурузу и сахар, а не деньги - работа теперь делается максимально эффективно и в срок.
По всем волисполкомам вводится обязательный мониторинг за заболеваниями и обязательная еженедельная отчетность. Все случаи задержки статистики Фукар безжалостно передает в местные Эпидчека.
С января во всех губернских центрах ремонтируются старые и открываются новые бани. Вводится жесточайшее правило мыть детей перед посещением столовых, перед приемом в детдом, перед переводом из детколлекторов в детдома. При всех банях открываются дезинфекционные камеры.
Мало принять такие меры - надо их обеспечить. Создаются специальные "банные отряды", в каждую столовую назначается дежурный врач или фельдшер. Этого мало. В Губернских городах ежедневно отряжаются по два врача для контрольного обхода всех пунктов. В уездных по одному. В волостях еженедельный объезд. Проверяют гигиену, чистоту, расход мыла и хлорки. Нарушения - привет Эпидчека.
Уже эти меры дали на конец февраля существенное понижение детской смертности от заразных болезней.
Еженедельная работа бань начинается с бесплатного и часто принудительного мытья беднейших слоев населения - они самые заразные
В феврале Фукар открывает в губернских центрах спецамбулатории для медицинских сотрудников АРА, где они, после командировок и контактов с больными, могут провериться и подлататься. Амбулатории очень большие, с увеличенным штатом - для чего? Для самой масштабной в истории России до того времени прививочной кампании.
По всей стране нужно в кратчайшие сроки сделать прививки 30 миллионам человек. На Среднее и Нижнее Поволжье приходится 6 миллионов. Что против эпидемий нужно делать прививки и бороться с их очагами, знали еще в РИ, но вот почему-то пришлось ждать Голода и 1922 года.
Про прививочную кампанию я уже писал, но все же повторюсь.
В феврале по заказам начальников медотделов АРА из Америки прибыли пароходы с тетравакциной, шприцами, бинтами, спиртом и прочим необходимым. Все это добро, преодолев логистический кошмар раздолбанных дорог, сломанных и разбитых паровозов, нападений банд, воровства и бестолковщины, разъехалось по медицинским штабам Отделов. Началась работа по формированию отрядов, разверстки работ.
В Поволжье сначала вакцинируют и прививают всех посетителей столовых. Затем начинается самое трудное - вакцинирование крестьян. В губерниях формируются специальные прививочные отряды (в Самгубернии их семь), каждому отряду выделяются транспорт, оружие и район деятельности. К работе отрядов подключают ВЧК-ОГПУ. В неблагополучных районах на маршрутах осуществляют патрулирование части ЧОН.
Главная проблема.
Крестьяне никогда шприца не видели, среди них бродят самые дикие слухи. Фукар это знает и что, подлец, делает: по всем селам объявляется, что не сделавшие прививку открепляются от столовых и пайков. Мера дала мгновенный эффект, но не стопроцентный. Большинство сектантов и староверы наотрез отказались от "печати Сатаны". Эту проблему решила уже Советская власть чисто силовым методом - натурально били и держали за руки-за ноги. Чуть подробнее тут: d-clarence.livejournal.com/80059.html. А что делать - не привьешь их, так они других снова перезаражают.
Уже в апреле в одной только Самарской губернии было сделано 400.000 прививок тетравакцины и 17.000 оспенного детрита. К июню - миллион. Это за исключением Бузулукского уезда - там все делают квакеры. Всего в Поволжье так и не было привито 20 % населения. Основные причины: медицинские противопоказания (да-да - их тоже выявляли, а не наобум кололи всех подряд), пропажа людей безвести (беженцы, умершие), "яростное уклонение" (иногда отбивались с применением оружия).
Кампания дала такой эффект, что в зиму с 1922 на 1923 год впервые с войны не было эпидемии тифа, совсем. Кроме, естественно,отдельных случаев заболевания.
После тотального прививания населения на местах, Отдел поставил себе цель победить "привозной" тиф. В Поволжье на всех узловых ж/д станциях были оборудованы, снабжены медикаментами и укомплектованы персоналом амбулатории и изопункты. Их задача - проверять пассажиров поездов и беженцев. После осмотра выдается талон. Нет талона - принудительное помещение в изопункт (да-да, старое доброе насилие). Штат амбулатории и изопункта 7 человек для работы в две смены. Проработают они до лета 1923 года. Ежемесячно амбулаториями осматривалось до 200 поездов, а в изопунктах находились, лечились и кормились до 2.500 человек.
Далее нас ждут холера, сифилис, трахома:

Земские врачи еще в 1892 году установили, что холерные вибрионы зимуют в иле рукавов Волги под Астраханью. Однако никаких действий властей это открытие не вызвало, все меры были исключительно реагирующими. Лечили холеру карантинами да земскими холерными бараками, которые время от времени громили и жгли крестьяне. Видимо страна ждала когда доктор Фукар встретится с большевиками.
Холера распространяется через воду. Фукар нанимает профессора Самарского университета Смирнова и инженера Сухова для осмотра и ремонта городского водопровода в Самаре. В двух водозаборниках они нашли брюшнотифозные палочки. Водопровод требовал срочного ремонта - осмотра и ремонта не было с 1915 года. И вишенка на торт - два водозаборника находились вниз по течению реки Самарка от бойни и слива котлована нечистот, то бишь всего вывозного городского говна. Об этой проблеме городская дума слушала доклад еще в 1906 году, но тогда котлован не был переполнен и все пропустили мимо ушей.
Отдел выделяет неслыханное богатство- 3.000 пудов чистой муки на ремонт водопровода. Из Америки был выписан, доставлен и смонтирован "мощный аппарат для хлорирования воды", прицепом прибыли новейшие насосы. Кроме аппарата, в Самару прибыли баки "Листера" для очистки водопроводной воды. Этими баками были оборудованы все городские бани и детские столовые АРА в Самарской, Саратовской, Царицынской и Астраханской губерниях.
Для ремонта водопроводов и колодцев уездных и волостных больниц и холерных бараков Отдел выделил 27.000 пудов кукурузы и 6.388 пудов овса (фураж для подвод).
Одни только эти меры дали снижение заболеваемостью холерой на 50% по сравнению с 1921 годом.
В апреле-июне была проведена прививочная кампания против холеры. После тифозных прививок многие крестьяне уже сами приходили на прививочные пункты. Эксцессов почти не было, ну опять же не считая сектантов.
С местами зимовки вибрионов Советская власть разобралась сама, совершенно варварски залив их нефтью и убив вместе с ними экологию. Слова такого тогда не знали, а стране подарили несколько лет без холеры. Да и как иначе могли тогда поступить?
Летом 1923 года эпидемии холеры не было.

Сифилис и трахома.
Что такое сифилис все знают. Про трахому уже забыли. Это заболевание глаз, ведущее к слепоте. Веки жутко опухают и выворачиваются, резь в глазах жуткая. Причина - отопление изб вчерную при плохом питании. Так живут почти все беднейшие крестьяне, особенно в чувашских и мордовских селах.
Статистику по сифилису и трахоме Фукар получил в марте 1922-го. Статистика ужасала. Трахомные села чередовались с селами сифилитиков. Контроля за заболеваниями не было никакого. Так, в Бугурусланском уезде в двух волостях было до 75% населения больных трахомой. В Сызранском уезде в двух волостях 70% населения больны сифилисом во второй и третьей стадии! В Гродищевском районе Пензенской губернии сифилитик чуть не каждый второй!
Если о причинах трахомы крестьяне догадываются, то о сифилисе ходят самые невероятные предположения: от "божьей кары" до "дурного немецкого газу, которым солдатиков в войну травили" (никак байки фронтовиков). Знаний о профилактике - ноль.
Таких больных мало лечить - их надо еще и просвещать.
Фукаром был разработан план по борьбе с этими болезнями, доработан заведующим Самарским губздравом Пятаковым и спущен во все губздравы Среднего и Нижнего Поволжья.
В каждой губернии формировались по два отряда - трахоматозный и сифилитический на один-два уезда. Каждый отряд был снабжен АРА всем необходимым. К каждому отряду местным культагитпросветом прикомандировывался лектор по сифилису и трахоме, а уездкомом давались два-три физически сильных коммуниста бить и крутить несогласных на лечение. В каждой уездной больнице дежурил глазной хирург, который оперировал "тяжелых" пациентов, присылаемых трахоматозниками (отказаться ехать нельзя - изобьют). Командовал всеми глазными хирургами профессор Соколов (эх, инициалов нет, профессура тогда штучный товар)
Как действовали отряды.
По прибытии в село устраивали в подходящем помещении амбулаторию, после чего обходили все дома, осматривая всех живущих в них и сразу выделяя больных. Всех выявленных больных гнали к амбулатории, где их ждал лектор с красочными стендами и занимательными историями. После лекции приступали к амбулаторному лечению. Трахоматозных лечили медикаментами, делали небольшие операции. Тяжелым давали направления и сажали на подводу или грузовик до уездного центра.
Сифилитиков лечили вливанием неосальварсана и ртутными впрыскиваниями.
Всего этого мало. В разгар голодного ужаса были брошены силы на формирование постоянного "Специально-пропагандистского" отряда для борьбы с сифилисом. В отряд вошли самые продвинутые лекторы, возглавил его доктор Захарин. Сейчас внимание - отряду был придан "музей весом 30 пудов". Для музея Фукар выписал "муляжи, картдиаграммы, волшебный фонарь с диапозитивами". Под музей АРА подарила отдельный грузовик. Отряд выезжал в 7-8-дневные командировки по всем районам. В привезенный музей организовывались массовые обязательные экскурсии. Не ходить нельзя - изобьют.
Отряд проработал до лета 1923 года, когда началась уже государственная кампания по борьбе с сифилисом и трахомой.

Малярия. Для борьбы с этим бичом Фукар выписал 1.500 килограммов хинина и организовал лаборатории в Самаре, Саратове, Царицыне для производства раствора и научной работы. Была снова организована масштабная прививочная кампания. Победить тогда малярию не удалось по причине большого количества малярийных болот и озер. Но рост заболеваемости остановили.

Деятельность энергичного американского доктора не останется незамеченной - на имя Фукара в головной офис АРА полковнику Хаскеллю придет благодарственная телеграмма наркома Семашко.
Вот несколько фотографий из отчета Фукара о его деятельности:






Каким же был этот человек, нам расскажет заведующий Самарским Губздравом Пятаков:
"Во главе Медико-Санитарного отдела АРА вплоть до его ликвидации стоял доктор Фукар. Личность его очень энергичная и с до щепетильности самостоятельным характером.
Выдача медгруза в лечучреждения всегда производилась под его личным контролем, фактуры на выданное он всегда сам печатал на машинке. Главное его задачей являлось - снабдить лечучреждения максимум медгрузов, т.к. главное бедствие наших лечучреждений - недостаток в них всего. В этом направлении д-р Фукар проделал огромную работу: каждый день с 9 до 5-6 часов он просиживал за своей машинкой и спешил как можно большее количество медучреждений удовлетворить, выдавая при этом наивозможно большее количество просимого. От этой скучной работы он отрывался только когда нужно было: ехать в какое-либо учреждение для осмотра; на прием посетителей; по случаю заседаний организационной работы. Отчеты в Москву он всегда писал по выходным и праздничным дням.
Распределение медгруза между учреждениями производил всегда сам. Груз всегда выдавался упакованный и с надлежащей фактурой. Для доставки по Самаре им были организованы автомобили, для доставки по уездам использовались и автомобили и подводы.
Все лечучреждения нуждались во всем, требовалось только выдавать побольше. С этой стороны, в смысле богатства, выданного Самарской АРА, мы выделялись среди АРА других районов, как я убедился не только в Самаре, но и в Астрахани. Доктор Фукар часто выписывал специальные грузы для лабораторий и образовательных учреждений. И вообще доставал все то, что в России достать трудно или невозможно.
Все просьбы, если они были исполнимы, он исполнял. Благодаря деятельности доктора Фукара, все леучреждения в эти годы тяжелого бедствия смогли правильно функционировать и спасли многие тысячи людей, обреченных на смерть. Благодаря ему, Губздрав сохранил все лечучреждения, кроме этого все они снабжены на будущее. Так наиболее употребительных аппаратов нам хватит на 3-4 месяца, а многих препаратов на год. То же и с продовольствием для персонала и больных.
Все клиники Университета также полностью укомплектованы.
Доктором Фукаром был налажен контакт с Губздравами. Мы с ним часто виделись и совместно обсуждали различные затруднения.
За все сделанное, доктор Фукар получал как от отдельных лиц, так и учреждений большое количество благодарственных писем и адресов."
Это не хвалебная речь, а отчет о деятельность медико-санитарного отдела АРА по Самарской губернии от 16.06.1923, т.е. почти через месяц после отъезда Фукара.
Закончил характеристику Фукара Пятаков риторическим вопросом к предгубисполкома Голощекину: "Что же вы с..ки ему даже грамоту не дали?", но разумеется в более размытой и иносказательной форме.

О работе отдела: ЦГАСО, Р-79,оп.1,д.169
За фото Фукара спасибо приславшему )



URL записи

@темы: Здоровье, Почитать, Цитаты